?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

...Продолжение.

(st_franzisk
 wrote):

В юрту зашел мужик и заорал: «Сан-Саныч здесь?!» Недовольное бормотание раздалось слева от меня. 



«Так здесь или нет?!» Кто - то гаркнул «Нет». Кажется, это был Женя.  Все опять недовольно замычали. Сегодня по плану баня, которую я откровенно боялся, купания, ритуал и йога.

Йога была достаточно сложна, но неплоха. «Прокачала» некоторые чакры. Потом завтрак. Я готов есть все то, что дают, килограммами.  Настолько вкусно.

Озеро «Беле»

Сегодня мы едем на озеро «Беле». Ехать 3 часа. К моему удивлению, меня не тошнило в транспорте. Видимо, потому что все интересно.

Поля.  Даже странно, раньше я ненавидел природу. Не мог прогуляться по лесу. Меня тошнило. Физически тошнило от леса. Как и при просыпании, я чувствовал в животе пустую дыру как черную воронку.  Я давно этого не чувствую. Но только сейчас понимаю, насколько я люблю то, от чего отворачивался раньше. Не принимал, ненавидел.  Как себя.

Озеро огромное. Для меня, дальше Петербурга не выезжавшего, все это просто сказка, и приключение всей моей жизни.  Каменные «настилы» вокруг озера такие знакомые, такие родные. Ощущение счастья. Я купаюсь. Я первый раз плавал впервые за…лет 10 точно, если не больше. Нет слов описать моего чувства. Я так люблю воду.

Приходится бегать переодеваться. Не люблю эту лишнюю суету.  Запомнил момент, когда я стою на камне  и хочется искупаться, но не хочется опять переодеваться. Разрываюсь.

Рядом Татьяна Васильевна подходит и спрашивает, почему я не иду. Говорю, что, мол, опять переодеваться, что-то мычу себе под нос, как обычно, когда не знаю, что бы такое для себя придумать как отговорку.

Долго ли переодеться-то? – слышу ответ.

Порой мне кажется, что я прозрачен. Теперь я понимаю, почему люди боятся. Все мы, так или иначе, боимся, но у всех разные страхи.

Тогда я понял, что чувство счастья при купании стоит всех страхов и тех комплексов, которые  у меня могут быть. И именно от осознания этой вещи – я понимаю, и делаю маленькую победу над страхом.

Позже, я думаю. Что прочитать людей не сложно. Если подумать, все на ладони и, наверное, это почти скука. Глаза, смотрящие в мои, за которыми мудрость, которую я возможно и не познаю, словно читают меня и знают. Страхи. Желания. Печали. Мысли.

Иначе как объяснить, что все, что я думал, и то, что я хотел, я получал именно от Татьяны Васильевны? Наши мечты исполняются, в самый острый миг отчаяния и жажды достижения.

Я опять забыл название камней-хранителей на озере L Очень грустно.

Мы делали суп в котелке – было очень вкусно.  Вкус запечённой в костре пищи. Опять вкус родом из детства. Я как в озере или в наслоении себя в разных временах моего жизненного пути.

Потом обратная дорога, ужин, баня. Я не стал париться со всеми и лег спать. Хотя было не очень удобно. Отрыв от коллектива - все дела.  Я всегда был одиночкой при том, что я общительный, но я быстро устаю. Интроверт.

Ночью было ощущение, что кто-то ходит вокруг юрты.  Зла от него не исходило, но кто-то явно не человек ходил вокруг. Уснул я быстро. Снов не помню.

Восхождение на Крест

Сегодня испытания, в принципе я за ними и приехал. Я их ждал. И они ждали меня. Отправляемся на гору «Крест». Жаль, это была не та гора, которую я полюбил с самого начала.

Было сказано задание: дойти до пещеры на «Кресте», пройтись духом по мирам, получить от духов подарок и вернуться обратно. Неуверенность, что получится. Когда я что-то делаю дома, это похоже на калейдоскоп через грязное стекло. Картинки не четкие, отрывистые, мутные. Грозящие в любую секунду прерваться. Утешение от Татьяны Васильевны, что все получится, не очень поддерживает. Но я точно знаю, пока не получится, я не уйду.

Взбираться было трудно. Я никогда не лазил по таким горам. Сочувствовал Ольге, которой было тяжело. Ей помогал Влад забираться вверх. Порой я думал, что хорошо, что Влад есть, а то я бы был бы бесполезен. В этом плане было грустно.  Поэтому я, где надо и не надо, предлагал воды. Это мой страх опять поднял голову. Страх оказаться бесполезным, выкинутым за ненадобностью.  Но вот опять жалость к себе.  Едем дальше. Злость. На себя.

Идем наверх, выше, выше. Кажется, это никогда не закончится. Кажется, мы не знаем куда идем, но мы идем, потому что просто надо. Потому что идем. В какой - то момент, на определенном уровне горы, у меня возникает ощущение структурности горы. Словно, эта гора, и есть еще одна гора на месте этой горы, но в другом месте. И на той горе как на каждой ступени сидят духи.

Каждый на своем месте. Я устал, мне было плохо. Я мысленно прошу духов помочь мне, дать силы еще дойти дальше. И через какое то время – чудо! Открывается второе дыхание.

И мы находим пещеру.

Она поразила меня своей глубиной.  Все разбрелись кто куда, и начали искать место для путешествия. Женя и Влад разместились повыше.  Пока я наворачивал круги вокруг пещеры, один раз я взглянул на Женю и чуть не сел на пятую точку. Вместо Влада, или это был Влад, но только другой совсем Влад. Я видел человека-Оленя. Я никогда к этому не привыкну, наверное.  Видеть что-то такое каждый раз как откровение, как пыльный мешок по голове. 

Влад с головой Оленя смотрел одним глазом на меня. Он моргнул, моргнул и я, и видение исчезло. Влад повернулся и посмотрел на меня, я улыбнулся и спросил, как дела. Ничего. Ни у кого ничего не получается. А время прошло уже достаточно. Я сидел возле пещеры, я сидел над пещерой. Один раз чуть не ушел в глубину леса, но потом повернул назад. Хотя так и норовило пойти, но отходить в незнакомую местность было не по себе.

Тут произошла первая стычка с моими компаньонами. Мариам пришла и сказала, что нам надо собираться.  Что уже холодно, да и время нам дали три часа, а они уже прошли.

Я спросил, получилось ли у нее что ни будь.  Она поморщилась и сказала, что у нее другая тема.  И она дает нам 25 минут, потом мы пойдем.

И тут меня захлестнула злоба. Сейчас я понимаю, откуда ноги растут, но тогда это было что-то сносящее как ветер.

Я сказал, что я никуда не пойду, пока у меня не получится то, что надо, хоть пусть даже ночевать на горе придется. Хотя ночевать прерогатива тоже не радовала.

Остальные тоже не хотели идти, так как у всех ничего не получалось. Порешили на том, что Мариам с Лёшей пойдут, а мы еще посидим.

И после их ухода у всех все получилось. Возможно здесь мое самомнение, и брезгливость к христианству. Но мне показалось, что не получалось именно из-за Мариам.

Мне хотелось бы разгадать эту загадку, но это остается на Ваше усмотрение, уважаемая Татьяна Васильевна.

Разместившись поудобнее возле пещеры, я стал смотреть в темноту, представляя, что спускаюсь вниз. Скоро я очутился в пещере. Внутри пещеры текла то ли речка, то ли ручеек. Я не могу сказать точно размеры всего этого.  По ощущению пещеры  было то, что она имела четыре входа-выхода. Но выход направо и налево был словно опечатан для меня , при попытке туда пройти я натыкался словно на прорезиненный воздух ( я не знаю, какими словами это более точно описать).

Но и при попытке выйти в другой стороне тоже не получалось. Я стал ходить кругами и смотреть в пол, ища что-то, что поможет мне. С удивлением увидел палку на полу пещеры.  Когда я наклонился её взять, она внезапно превратилась в змею. Было неожиданно, но страха не было. Я попросил его вывести меня отсюда, если он будет так любезен. Змей кивнул и пополз на выход, ведя меня дальше по ручью.  (В первое путешествие, которое прервалось, я дошел  (доплыл) по ручью до широкого расхождения «дорог» сам, а потом застопорился – не мог выйти. Решил вернуться обратно в наш мир. Было ощущение неполноты, что надо было что-то сделать. Повязал  белую ленточку возле пещеры. Стало комфортнее)

Выйдя из пещеры на другом конце горы (?) я стал взбираться выше, даже не выше, а идти по пологу, немного увеличивая наклон восхождения. Было стойкое ощущение, что я поднимаюсь дальше на крест.  Сколько лез – не помню. Но долго, и словно устал. Я увидел дым, исходящий от горы. Поднявшись чуть выше увидел проход в пещеру, или землянку. Очень похожее на домик хоббитов из фильма. Только наших широт .

Постучался, вошел. Внутри убранство как в юрте. Шкуры, разные весят вещи, пучки еще что-то. Вроде даже чучела, я не рассмотрел, так как хозяйка - старая женщина, в платье странном (я не стал откровенно пялиться, хотя очень хотелось) спросила, что мне надо и кто я такой.

Для меня это все было таким,  нереальным и в тоже время ощутимым, что я что-то сказал, про вот мол, сказали прийти, попросить по списку, принять то, что дадут.

Она ко мне приблизилась настолько близко, что я могу видеть лицо, глаза тёмно-серого цвета, морщины, темный цвет кожи. Она словно оценивала меня со всех сторон и сверху вниз. 

- Ну ладно! Дадим мы то, что ты просишь, но с одним условием!

Было ощущение, что она думает, и не очень готова, что-то давать, непонятно кому пришедшему, кто ее помешал её делам.

- С каким условием? – спросил я.

Женщина что-то мешала в котелке. И сказала, что я узнаю это условие позже. И они будут смотреть, как я буду себя вести.

Потом я понял, что на этом аудиенция окончена и надо выходить. Попрощавшись,  я вышел из землянки и тут же вернулся в тело, словно меня пинком отправили обратно. Рядом лежала березовая палка Мариам, которая была похожа на ту, которая превратилась в змею. Я взял её с собой с уверенностью, что мне надо вернуть её на место, и возле пещеры лучше ей не лежать.

Это палка стала моим неким талисманом. Я не могу точно сказать, потому что не знаю. Но, возможно, это и был мой подарок.

Ночью произошел, случай. Ребята все разбрелись общаться, а я пошел спать. Но спать мне не дали. Постоянно лезли картинки в голову. Закрываю глаза и вижу пауки заползают в юрту много пауков. Со всех сторон лезут пауки.
Открываю глаза, нет их. Не вижу, но я знаю, - они там.
Как справиться со страхом. Посмотреть  ему в глаза. Закрываю глаза, смотрю на паука, словно в увеличенном размере.
И понимаю, что это не паук, а даже не могу описать. похожее на паука, но оно имеет вместо лапок, детские пальчики младенца.
Тут я почти в чем мать родила вылетаю из юрты.
Это тот страх, когда тебе надо орать, что бы не поехать. Я давно не кричу.
Но я об этом пишу. Тяга поделиться, тяга рассказать, иначе тебя вместе с вырывающимся страхом размажет по округе как маслом по хлебу.
Заикаюсь, что-то говорю ребятам.
Ребята смеются, не поверив мне. Злость. Обида. Желание послать к черту.
Зато страх уходит на второй план.
Возвращаться в юрту не хочется. Осторожно просовываю голову в проем двери. Вроде никого. Но ощущение присутствия четкое, как сигаретный дым. Я знаю, Они смотрят.

Лил дождь. Было холодно, и меня начинало уже напрягать. Я не взял теплую одежду, но за это я мог винить только себя, и тихо злился по этому поводу.

Продолжение будет...